история губернии

Энергия Победы

70 лет назад ввели в строй первый агрегат Безымянской ТЭЦ

На заре советской власти в деле скорейшей электрификации всей страны основная ставка была сделана на строительство в СССР крупных гидроэлектростанций. Согласно решению ЦК ВКП (б) и Совнаркома СССР от 10 августа 1937 года, на Волге, в районе Жигулевских ворот, началось возведение Куйбышевского гидроузла, который, по замыслу проектировщиков, вскоре должен был стать крупнейшей электростанцией мира.

 Экстренная стройка
 Правда, уже на начальном этапе работ, как это ни парадоксально звучит, гидроузел столкнулся с острой нехваткой электроэнергии, которая необходима любой крупной стройке. Но где ее тогда было взять? Единственная крупная электростанция нашего региона, Куйбышевская ГРЭС, к тому времени уже исчерпала резервы своих мощностей и сама нуждалась в скорейшей модернизации. Выход был только один: в короткие сроки построить в областном центре новый источник электрической и тепловой энергии.
 Таким объектом должна была стать Безымянская ТЭЦ, решение о возведении которой Совнарком СССР принял 14 мая 1938 года. Пуск ее первого агрегата, согласно плану, наметили на последние месяцы 1939 года, а уже к началу 1941 года станция должна была выйти на свою проектную мощность. Однако сейчас мы знаем, что выдержать эти жесткие сроки строителям по ряду причин так и не удалось.
 Для обеспечения объекта рабочей силой было принято еще одно постановление Совнаркома – на этот раз закрытое. В нем говорилось о создании Управления строительства Куйбышевского гидроузла (СКГУ) и Самарского исправительно-трудового лагеря (Самарлага). Начальником СКГУ был назначен старший майор госбезопасности Павел Чистов (в НКВД этот ранг соответствовал армейскому званию генерал-майора).
 Безымянская ТЭЦ стала одним из наиболее важных объектов, возводимых подопечными Чистова. Площадку для ее строительства выбрали между линией железной дороги и берегом реки Самары. Проект станции заказали Московскому отделению института «Теплоэлектропроект». Однако из-за сложной международной обстановки того времени работы по возведению Куйбышевского гидроузла в августе 1940 года были законсервированы. Все недостроенные объекты СКГУ, в том числе и Безымянская ТЭЦ, «по наследству» достались Управлению Особого Строительства (УОС, или Особстрой) НКВД СССР - новой организации, специально созданной для возведения в Куйбышеве группы авиационных заводов.
 В составе УОС тогда же был образован Безымянский исправительно-трудовой лагерь (Безымянлаг) с размещением его подразделений в районе железнодорожных станций Безымянка и Кряж. При этом участок строительства Безымянской ТЭЦ в структуре УОС выделился в отдельный район №5, начальником которого в конце 1940 года назначили майора госбезопасности Федора Долгова, а главным инженером – старшего лейтенанта Александра Зилберберга. Впоследствии в районе №5 образовался также особый лагпункт «ТЭЦ», поскольку Безымянская теплоэлектроцентраль, согласно решению СНК СССР, вошла в перечень важнейших пусковых объектов страны. В начале 1940 года в этом лагпункте находилось около 6000 заключенных, но уже через несколько месяцев их число было доведено до 20000.
 В конце 1940 года из-за недостатка финансирования на Безымянской ТЭЦ был смонтирован только один котел из запланированных трех, а также возведена одна высокая дымовая труба. По оценкам специалистов, тогда для окончательного ввода станции в строй требовалось еще не менее полутора лет. Однако жизнь вскоре внесла коррективы в эти планы: началась Великая Отечественная война.

 
Объект государственной важности
 В течение первых военных месяцев в Куйбышевскую область были эвакуированы десятки промышленных предприятий. Для работы каждого из этих заводов требовалось много электроэнергии, которой в городе в то время остро не хватало. Для увеличения ее выработки надо было срочно форсировать строительство Безымянской ТЭЦ, для чего, в свою очередь, тоже требовалось электричество. В связи со сложившейся ситуацией в конце августа 1941 года в городе пришлось вводить режим жесткой экономии энергии. По решению обкома ВКП (б) свет в жилые дома подавался лишь по полтора часа утром и вечером. В остальное время электричеством снабжались только оборонные предприятия, которые продолжали прибывать в Куйбышев.
Крайним сроком пуска первой очереди Безымянской ТЭЦ в решении Совнаркома был назван октябрь 1941 года. Вот что вспоминал о том времени первый директор теплоэлектроцентрали Владимир Смирнов:
 - Я принял Безымянскую ТЭЦ 12 июля 1941 года, зная, что пустить ее надо как можно скорее. Вместе со мной на площадку прибыли еще несколько специалистов. Что мы увидели? Строительство находилось в самом разгаре. Закончены, но еще в лесах, главный корпус, котельный и турбинный залы… А строителей – как птиц весной на деревьях, только черенки лопат мелькают. И над всем этим – огромный плакат: «Родина в опасности!»
 Смирнов начал свою работу на ТЭЦ в сложнейшей ситуации, когда на объекте остро не хватало рабочих рук, и особенно квалифицированных кадров, не поставлялись вовремя самые необходимые материалы и оборудование, а темпы строительства ему установили чрезвычайно высокие. В этих экстремальных условиях 15 октября 1941 года на Безымянской ТЭЦ вопреки всему был поставлен под нагрузку первый турбоагрегат. Со стороны это выглядело вполне буднично: рабочие растопили котел, подняли в нем давление, продули паропроводы, и горячий пар пошел на турбину. Это делалось строго по технологии, как и положено, только все происходило максимально быстро. Рабочие и инженеры прекрасно понимали, какая ответственность в тот момент ложилась на каждого из них.
 Предписанные нормативами 72-часовые испытания успешно выдержали все агрегаты - и котел, и турбина, и насосы, и трубопроводы, и самое главное – люди. В итоге 18 октября 1941 года, когда государственная комиссия подписала акт о приемке Безымянской ТЭЦ в эксплуатацию, выработанное ею электричество впервые было подано в объединенную энергосистему Куйбышевской области. Заработала первая турбина АТ-25 с генератором мощностью 25 тысяч киловатт. Одновременно начал действовать и котел производительностью 200 тонн пара в час, необходимого городу для отопления, а промышленным предприятиям – для работы.
 Энергетики говорят, что в мирное время ни один директор строящейся электростанции никогда не стал бы ставить под нагрузку генератор, не имея при этом на объекте резервных агрегатов. В октябре 1941 года Смирнов пошел на этот риск осознанно, что объяснялось тяжелой военной обстановкой в стране. И если бы тогда на станции вдруг случилась авария – не сносить бы директору головы.
 Первый турбоагрегат Безымянской ТЭЦ более года выдавал энергию без остановки и без профилактического ремонта, причем его не выключали даже после того, как на станции пустили дублирующие механизмы. Перерыв в работе котла означал бы, что нужно затратить сутки на его остывание, а затем еще несколько часов на выгрузку из него шлака. В условиях военного времени это было непозволительной роскошью.
 В ноябре 1941 года от Безымянской ТЭЦ были проложены первые тепловые сети диаметром 500–600 мм и длиной около 10 км. Пар сначала подали на предприятия, и лишь затем – в отопительную систему прилегающего к ним нового жилого поселка.
 В конце 1942 года в областном центре образовалось управление тепловых сетей (УТС), в структуре которого выделили два сетевых района – Куйбышевский, с питанием от ГРЭС, и Безымянский, со снабжением теплом и паром от новой ТЭЦ.
 Уже через месяц после пуска первый турбоагрегат Безымянской ТЭЦ достиг установленной мощности. В январе 1942 года на станции заработала вторая турбина, а в декабре того же года – третий силовой агрегат. К этому моменту электрическая мощность Безымянской ТЭЦ достигла 75 тысяч киловатт, в то время как вся Куйбышевская энергосистема тогда вырабатывала 136 тысяч киловатт.
 
 
Сильнее огня
 Несколько раз во время войны на Безымянской ТЭЦ происходили технологические сбои, а зимой 1943 года здесь случилась серьезная авария. В одном из котлов образовался свищ, из которого началась утечка воды, а из-за этого могли выйти из строя соседние агрегаты и трубы. Морозным вечером котел пришлось полностью остановить. Когда температура в нем снизилась до 80°С, главный инженер станции Михаил Матюнин (впоследствии – главный инженер «Куйбышевэнерго») и мастер участка Владимир Гайдуков, надев на себя телогрейки, валенки и огнеупорные костюмы, отправились в пекло. Смельчаков пытались остановить, но для них судьба производства, работавшего на оборонную промышленность страны, была дороже собственной жизни.
 Матюнин и Гайдуков бросали впереди себя доски на раскаленную золу и затем шли по ним, осматривая трубы. А их в котле – десятки. Попробуй в этом лабиринте найти, в какой образовалась протечка. Дышать было почти нечем, но инженерам повезло: место аварии они обнаружили довольно быстро. Пошли обратно, но тут загорелись доски под ногами. По пылающему шлаку обоим все же удалось выбраться наружу живыми и невредимыми. Поврежденную трубу обрезали и перекрыли уже сверху, не влезая в котел. В половине пятого утра агрегат запустили снова, а в семь часов он уже был подключен к сети. Ни один потребитель электроэнергии даже не заметил, что всю ночь у станции была пониженная выработка.
 Безымянская ТЭЦ в течение всех военных лет бесперебойно снабжала энергией комплекс оборонных заводов Куйбышева, десятки предприятий пищевой и легкой промышленности, давала тепло для тысяч квартир, больниц и школ. К началу 1945 года станция после ее расширения вырабатывала уже более 516 миллионов киловатт-часов электроэнергии.
 

 

25

 

Последние статьи

12 декабря
11 декабря

Архив Общество

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6