литература

Ненастоящие мужчины

О раскаявшихся киллерах и трусливых героях

Рубрика «Книжная полка» – авторская, но не совсем обычная. Два человека с разными (уж поверьте!) вкусами и пристрастиями презентуют каждый по книге. Которая должна удовлетворять всего двум, но жестким условиям – быть «свежей» (выпущенной в текущем году) и доступной в самарских книжных магазинах. Сегодня – разговор о двух книгах про «ненастоящих мужчин».

Дмитрий Копалиани. Настоящий мужчина сегодня как снежный человек – все знают, как он выглядит, но попытки найти его натыкаются то на метросексуала, то на бандита, то на олигарха с комплексами. Единственное место, где он точно есть – литература. В парике и камзоле со шпагой, с перьями и томагавком, в гусарском мундире, пробковом шлеме, полосатом костюме или безупречном смокинге – сотни героев-джентльменов волнуют сердца и умы девушек своей несокрушимой положительностью.
 Образ настолько стал штампом, штампом в штампе, что лично мне очень удивительно, что только в 1969 году Джордж Макдональд Фрэйзер создал первого «Флэшмена» (в 2010-2011 переведены у нас уже три, готовится четвертый) – абсолютного антипода всему тому, что принято называть «настоящим джентльменом». Выгнанный из школы за пьянство, Гарри Пэджет Флэшмен – трус, тунеядец, циник, садист и мерзавец, который смог сделать в Викторианской Англии военную карьеру и заслужить себе репутацию отважного рубаки и беззаветного героя нации. Причем выручают его во всех бурных приключениях именно те качества, которых как огня бегут «настоящие мужчины» - трусость, способность подставить ногу, безудержное вранье и женщины, которых он не устает использовать и обманывать, и которые, к слову, поступают с ним точно так же.
 Виктория Сушко. Можно поспорить и привести примеры разных хитрецов из классической литературы. Но не буду: наверное, Гарри обскакал их всех по степени цинизма, трусости и всех перечисленных выше прекрасных качеств. На мой взгляд, автору удалось достичь впечатления достоверности и вызвать доверие читателей к такому убежденному антигерою за счет эффекта отстранения – «мемуары» написаны уже пожилым Флэшменом, который может с высоты лет выявлять причинно-следственные связи, объясняя свои победы и поражения. Впрочем, последних было гораздо меньше. Эта книга еще интересна как пособие по самопрезентации: как превратить недостатки в достоинства, извлечь максимальную выгоду из неприятных ситуаций и использовать в своих интересах людей. Герой мне импонирует своей удивительной способностью видеть в самых безнадежных ситуациях плюсы.
 Д.К. Флэшмена надо воспринимать еще и в «культурном контексте». В британской литературе супергерой – персонаж эксплуатируемый на протяжении всего ХХ века: Горацио Хорнблауэр, Ричард Шарп, Джек Обри и доктор Мэтьюрин, Джеймс Бонд (это только самые популярные). И тут в «калашный ряд» встает явный прохиндей, который попадает в те же самые ситуации, что и «рыцари без страха», но выкручивается из них совсем не по-джентльменски. Элемент пародии очень сильный, да и просто смешно – у Фрейзера, как и у всех британцев, все в порядке с чувством юмора.
 В.С. Самоирония – не самая популярная черта характера у homo sapiens, поэтому не каждый писатель способен взять на себя смелость поглумиться над самым святым, в случае Фрейзера – над идеалом и даже национальным достижением, над Джентльменом. Во своей отталкивающей красе Флэшмен не показался мне принеприятнейшим типом, он очень понятен и узнаваем. Да ведь мы живем среди флэшменов! То есть среди мастеров пиара и наведения лоска, не лишенных, впрочем, неоспоримых достоинств: Гарри умел видеть немного дальше, чем окружавшие его начальники, и схватывать нюансы. Хотя чудовищные недостатки его перекрывают все. И для читателей с не до упора расшатанной системой ценностей он остается антигероем.
 Как и герой из совсем другого «культурного контекста» - киллер из 1990-х, книжный делец Егор Самоходов из романа некоего Натана Дубовицкого «Околоноля». Роман вышел в приложении к журналу «Русский пионер», в сопровождении намека на скандал. Конечно, никакого Дубовицкого нет, и авторство приписано Вячеславу Суркову, от чего тот кокетливо открещивается. Но дело не в этом. Если взять текст без всей этой (снова пиар!) медийной возни, то роман оставляет после себя ощущение ноля. Киллер пытается покинуть порочный круг – по-моему, мастерски описанный автором – но долго не поймет, как это возможно сделать. Идти дорогой, по которой никто не ходит. Конкретно это решение выражается в отказе убивать, что банально. В тексте есть несколько интересных мировоззренческих размышлений, которые оборачиваются красивой рефлексией. Когда же дело доходит до поступков, тут все просто – тварь ли я или право имею. А около ноля – это блуждание около заветной пустоты и в финале – ее достижение: герой обманывает смерть и тем самым становится героем.
 Д.К. Но все это – не то, что автор сделал, а лишь то, что хотел сделать. Грубо говоря, план на семестр был отчаянно завален. Достоинство «человека Дубовицкого» (ИМХО, не будь Сурков автором, издателям влетело бы по первое число «за намеки») – стремление построить каждое предложение парадоксально, чтобы финал фразы был неожиданным по отношению к началу. Над этим автор работал тщательно, на это и ушла львиная доля его скромного таланта. В остальном все очень плоско – псевдомир псевдомедийщиков. Лично я как журналист со стажем уже устал от той ерунды, которую про нас пишут и показывают. Вот и «Сурбовицкий» ограничился антуражем романа Пелевина «Поколение П». Кстати, намеки на образованность автора в виде косвенного цитирования Борхеса и пр. выглядят инородно, как изюм в булке.
 В.С. Псевдомир здесь очень узнаваем, многие живут в слоях псевдосферы и уже с трудом способны отделить свою жизнь от мира глянца или псевдомедийности. Да и задача писателя не в том, чтобы «отражать реальность», но художественными способами сказать о том, о чем нельзя напрямую, потому что иначе поймут не так. Думаю, повороты сюжета в романе, весь этот медийно-бандитский антураж – не то чтобы дань времени, а скорее, подмигивание читателю: «Ну, ты же понимаешь, что книжка должна быть интересной, там будет много беспринципных отвратительных персонажей, а сущность главного героя пусть постоянно ускользает от попытки схватить его характер… пусть он будет такой расплывчатый, неопределенный, постмодернистский трикстер… но, мой друг, мы же о вечном, да, о добре и зле, вечная история, люди любят вечные истории». Богатырь выбирает третью дорожку, ведущую к смерти, и этим как будто спасается. Смерть как попытка уйти от пошлости происходящего. Всю жизнь герой ищет путь обмануть смерть. Дороги, которые выбирает толпа, все ведут к одному финалу. Значит, надо найти нечто другое, жить не так, как все, может, тогда и не умрешь. По-моему, продуктивная идея.

 

6

Подписка 2017. Фотоконкурс

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2

Опрос

Какие учреждения культуры вы чаще посещаете?
Театры
Концертные залы
Музеи
Библиотеки
Галереи
ДК и клубы
Обхожусь интернетом
Всего проголосовало 34
архив опросов