память

Расстрел в запасной столице

30 октября – день памяти жертв политических репрессий
Этот памятный знак в парке им. Гагарина не указывает точного места захоронения расстрелянных в 1941 году политзаключенных
Этот памятный знак в парке им. Гагарина не указывает точного места захоронения расстрелянных в 1941 году политзаключенных

Осенью 1941 года германское руководство заявило о начале последнего, решающего штурма советской столицы. Когда в Москве с 16 октября было введено осадное положение, в тыловые регионы страны в срочном порядке стали вывозить наиболее важные государственные учреждения и организации. В Куйбышев, который по решению ГКО был объявлен запасной столицей Советского Союза, один за другим пошли эшелоны Наркомата внутренних дел СССР. Однако в глубокий тыл тогда вывозили не только имущество и штатных сотрудников наркомата. В отдельных «столыпинских» вагонах в запасную столицу СССР также отправили и наиболее важных политических заключенных.

Привести в исполнение
Лишь в перестроечные годы широкой общественности стало известно, что наряду с множеством других циркуляров, касающихся переезда подразделений своего ведомства на берега Волги, руководитель НКВД СССР Лаврентий Берия подписал также и особо секретное предписание, касающееся судьбы узников внутренней тюрьмы НКВД. Об этом документе впервые стали говорить еще во второй половине 80-х годов, однако полностью он был опубликован только в 2000 году в сборнике «Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне».
Как ныне установлено, это предписание по личному поручению Берии в течение суток было подготовлено начальником следственной части по особо важным делам НКВД СССР Львом Влодзимирским, затем утверждено заместителем наркома внутренних дел СССР Богданом Кобуловым и согласовано с Прокурором СССР Виктором Бочковым. На основании этих согласований Лаврентий Берия и подписал распоряжение о расстреле указанных лиц.
Вот что сказано в этом документе.
«Предписание наркома внутренних дел СССР № 2756/Б сотруднику особых поручений спецгруппы НКВД СССР о расстреле 25 заключенных в г. Куйбышеве. 18 октября 1941 г.
С получением сего Вам предлагается выехать в г. Куйбышев и привести в исполнение приговор – высшую меру наказания (расстрелять) в отношении следующих заключенных…» И далее приводятся фамилии 25 человек, которых Берия лично приговорил к смертной казни безо всякого судебного решения, одним лишь росчерком пера. Вот их имена.
Штерн Григорий Михайлович, генерал-полковник, начальник Главного управления ПВО Наркомата обороны СССР. Локтионов Александр Дмитриевич, генерал-полковник, с 1940 года – командующий войсками Прибалтийского военного округа. Смушкевич Яков Владимирович, генерал-лейтенант авиации, помощник начальника Генерального штаба РККА по авиации. Савченко Георгий Косьмич, генерал-майор артиллерии, заместитель начальника Главного артиллерийского управления РККА. Рычагов Павел Васильевич, – генерал-лейтенант авиации, заместитель наркома обороны СССР. Сакриер Иван Филимонович, дивизионный инженер, заместитель начальника вооружения и снабжения Главного управления ВВС РККА. Засосов Иван Иванович, полковник, временно исполняющий должность председателя артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления РККА. Володин Павел Семенович, генерал-майор авиации, начальник штаба ВВС РККА. Проскуров Иван Иосифович, генерал-лейтенант авиации, начальник штаба ВВС РККА. Склизков Степан Осипович, бригадный инженер, начальник Управления стрелового вооружения Главного артиллерийского управления РККА.
Арженухин Федор Константинович, генерал-лейтенант авиации, начальник Военной академии командного и штурманского состава ВВС РККА. Каюков Матвей Максимович, генерал-майор, генерал-адъютант при заместителе наркома обороны СССР. Соборнов Михаил Николаевич, военинженер 1-го ранга, начальник опытного отдела Технического совета Наркомата вооружения СССР. Таубин Яков Григорьевич, конструктор стрелково-пушечного вооружения, начальник Особого конструкторского бюро № 16 Наркомата вооружения СССР, создатель первого в мире пехотного автоматического гранатомета.
Розов Давид Аронович, заместитель наркома торговли СССР. Розова-Егорова Зинаида Петровна, студентка Института иностранных языков, жена Давида Розова. Голощекин Филипп Исаевич, Главный арбитр при СНК СССР. Булатов Дмитрий Александрович, первый секретарь Омского обкома ВКП (б). Нестеренко Мария Петровна, майор авиации, заместитель командира полка особого назначения, жена Павла Рычагова.
Фибих-Савченко Александра Ивановна – жена Георгия Савченко, домохозяйка.
Вайнштейн Самуил Герцович, заместитель наркома рыбной промышленности СССР.
Белахов Илья Львович, директор Института косметики и гигиены Главпарфюмера.
Слезберг Анна (Хая) Яковлевна, начальник «Главпищеароматмасло» Наркомпищепрома СССР. Дунаевский Евгений Викторович, литературный работник, переводчик с персидского языка. Кедров Михаил Сергеевич, член президиума Госплана СССР, директор Военно-санитарного института.
Стандартное обвинение
Всех военнослужащих из приведенного выше списка арестовали либо за считанные дни до начала Великой Отечественной войны, либо сразу же после первых ожесточенных сражений – в июне 1941 года. Им было предъявлено стандартное обвинение с некоторыми вариациями: «Являясь участником антисоветской военно-заговорщической организации, проводил работу, направленную на подрыв оборонной мощи СССР, а также занимался шпионажем в пользу иностранных разведок» (статьи 58-1б, 58-6 и 58-11 УК РСФСР). Некоторым также вменялась в вину «подготовка террористических актов против руководителей партии и правительства» (статья 58-8 УК РСФСР).
Гражданские лица почти все были арестованы еще в 1938-1940 годах. Их обвинение звучало еще короче: «Являлся участником антисоветской правотроцкистской организации, проводившей подрывную работу против мероприятий партии и правительства» (статья 58-11 УК РСФСР), а также «работал в пользу германской (вариант – английской, японской или польской) разведки и занимался вредительством в системе советских учреждений» (статьи 58-1а, 58-6 и 58-7 УК РСФСР). Что же касается жен военных и советских служащих, то им вменялась статья 58-12 УК РСФСР со следующей формулировкой: «Зная о преступных связях супруга с правотроцкистской организацией, органам Советской власти об этом не доносила, чем укрепляла связь мужа с врагами народа».
В указанном выше сборнике есть еще один документ по данному делу, озаглавленный «Акт о расстреле заключенных, содержавшихся во внутренней тюрьме УНКВД по Куйбышевской области». Из него следует, что предписание Лаврентия Берии в отношении первых 20 лиц, указанных в списке, было приведено в исполнение 28 октября 1941 года на территории спецдачи НКВД в дачном поселке Барбыш в пригороде Куйбышева. Остальных пятерых несчастных расстреляли чуть позже - 1 ноября того же года. Почему палачи не казнили сразу всех московских заключенных, в документе не указано. Наиболее вероятной выглядит следующая версия: просто НКВД по Куйбышевской области тогда не располагало транспортом нужной вместимости, на котором можно было бы перевезти из тюрьмы на дачу сразу 25 приговоренных. Именно поэтому пятеро узников смогли получить у судьбы еще три дня жизни.
Жертвы и палачи
О некоторых персоналиях из «расстрельного» списка стоит рассказать особо.
Григорий Михайлович Штерн служил в рядах Красной Армии с 1919 года. В 1937-1938 годах он участвовал в гражданской войне в Испании, где был главным военным советником, а в 1938-1939 годах, когда произошло резкое обострение отношений между СССР и Японией, Штерн руководил Дальневосточной армией и Дальневосточным фронтом, и тогда же получил звание Героя Советского Союза. Во время советско-финской войны 1939-1940 годов он командовал 8-й армией. К 1941 году в числе наград Штерна были два ордена Ленина, три ордена Красного Знамени и орден Красной Звезды.
Яков Владимирович Смушкевич свою службу в рядах Красной Армии начал в 1918 году в должности комиссара стрелкового полка, но потом был направлен в авиацию. В 1936-1937 годах он под псевдонимом «генерал Дуглас» принимал участие в гражданской войне в Испании, где занимал пост старшего военного советника республиканского правительства по авиации. За участие в испанской кампании Смушкевич был удостоен звания Героя Советского Союза. В мае-августе 1939 года во время боев на реке Халхин-Гол он командовал авиацией 1-й армейской группы, за что вскоре был награжден второй медалью «Золотая Звезда», став таким образом первым в стране дважды Героем СССР. С ноября 1939 года Смушкевич - начальник ВВС РККА, командарм 2-го ранга, а с декабря 1940 года — помощник начальника Генерального штаба РККА по авиации.
Павел Васильевич Рычагов всю свою жизнь тоже связал с авиацией. В 1936-1939 годах он участвовал в гражданской войне в Испании, за что получил звание Героя Советского Союза. Затем он защищал небо Китая в период начала японской оккупации, был главным советником китайского правительства по авиации. Во время советско-финской войны Рычагов командовал авиацией 9-й армии. В 1940 году в возрасте всего 29 лет он был назначен начальником Главного управления ВВС РККА, а в феврале 1941 года — заместителем народного комиссара обороны СССР по авиации.
Мария Петровна Нестеренко вышла замуж за Рычагова после испанской войны, когда она сама уже стала летчицей. Но наиболее известной акцией с ее участием был перелет на самолете «Украина» через всю страну с востока на запад в июле 1940 года. Женский экипаж под ее руководством, в котором также были летчицы Мария Михалева и Нина Русакова, должен был пройти по маршруту Хабаровск – Мозырь – Львов. И хотя из-за погодных условий самолет совершил вынужденную посадку в Кировской области, девушки по итогам перелета были награждены орденами.
Филипп Исаевич Голощёкин до революции был профессиональным революционером. После Октябрьского переворота он занимал ряд советских и партийных постов, в том числе в 20-х годах был председателем Самарского губисполкома. До этого Голощекин работал в Екатеринбурге, где был одним из организаторов расстрела царской семьи в июле 1918 года. В 30-х годах занимал ряд постов в судебных органах и в итоге дослужился до должности Главного арбитра при СНК СССР.
…Территория бывшего дачного поселка Барбыш ныне входит в городскую черту Самары. Примерно в этом месте сейчас располагаются парк имени Юрия Гагарина и несколько прилегающих к нему жилых кварталов. Установить точно, где именно на этой довольно большой площади в 1941 году расстреливали московских узников, а тем более хоронили их тела, сейчас вряд ли возможно, даже если к поискам привлечь архивы бывшего НКВД. В окрестностях поселка Барбыш в то время находилось много тихих оврагов, где можно было устроить тайное кладбище…

 

4877

Комментарии (3)

Аватар пользователя

Почему всякий раз, когда пишут о расстрелах 37 и далее лет,сочиняют о месте расстрела и всегда парк Гагарина.ну найдите основания ,серьёзно так думать,а не сочинять! При таком оборудовании,как сейчас,можно все просветить и перепроверить. А архивыс них надо начинать и если подтвердился,то и писать. А так на сегодняшний день писаки записные!

19.03.2016 14:52
Отредактировано модератором
Аватар пользователя

Почему всякий раз, когда пишут о расстрелах 37 и далее лет,сочиняют о месте расстрела и всегда парк Гагарина.ну найдите основания ,серьёзно так думать,а не сочинять! При таком оборудовании,как сейчас,можно все просветить и перепроверить. А архивыс них надо начинать и если подтвердился,то и писать. А так на сегодняшний день писаки записные!

19.03.2016 14:52
Отредактировано модератором
Аватар пользователя

По вине Смушкевича и Рычагова в первую неделю войны была уничтожена на аэродромах практически вся авиация приграничных ВО! Во время войны и за меньшее расстреливали.

25.08.2018 09:37
Отредактировано модератором

 

Последние статьи

10 декабря
07 декабря
06 декабря
05 декабря
04 декабря

Архив Общество

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1