Весь мир - театр

Балетные перспективы

«Весь мир - театр»

Второй балетной премьерой сезона в самарской Опере стал спектакль «Анюта» по чеховскому рассказу. «Зависший» где-то между классической хореографией и contemporary dance (в советской терминологии – «драмбалет»), он очень удался театру и дал повод пофантазировать – как может развиваться балетный репертуар единственного в большом городе музыкального театра?

Два поставленных в этом сезоне оперным театром балета оттеняют друг друга как нельзя лучше. «Спящая» - классический, длинный, церемонный, отточенный, с неспеша и во всех подробностях предъявленным зрителю каждым па балет, поставленный Габриэлой Комлевой, известной точным восстановлением классических спектаклей. «Анюта», появившаяся у нас «из первых рук», в постановке знаменитого танцовщика, балетмейстера и автора хореографии Владимира Васильева, - не то чтобы «современный танец» в полном смысле слова (классики здесь еще много), но все же балет ХХ века. Нет смысла еще раз пересказывать, как Владимир Васильев сначала поставил знаменитый фильм-балет для своей супруги, великой балерины Екатерины Максимовой, потом перенес его в Большой театр и многие другие оперные страны – газета об этом писала.
 «Анюта» - какой-то редкой человечности балет. То ли Чехов тому виной, то ли осовремененная хореография, то ли изрядная драматическая составляющая, но в этом спектакле важна не точность исполнения освященных веками па, а характеры и психологические нюансы – при всей непременной балетной условности, за персонажами здесь следишь, почти как в драматическом спектакле. Анюту танцует Екатерина Первушина - молодая звезда самарского балета, чье имя театралы успели запомнить. Легко, грациозно, воздушно и жизнерадостно исполняет партию, в которой создатели балета сумели сохранить чеховскую сложность и многогранность. В рассказе «Анна на шее» у героини умирает мать, отец спивается, и семья почти идет по миру. Девушке приходится выйти замуж за старого богатого чиновника, но в роль красивой жены старика она входит неожиданно легко и потихоньку забывает о своих по-прежнему нищих родных.
 В прекрасной музыке Валерия Гаврилина, как и в чеховской прозе, нет ни трагедии, ни ликования – се ля ви, так получилось, такая жизнь… Я перечитываю Чехова – вроде бы, рассказ написан почти целиком с точки зрения Анюты, но почему-то кажется, что балет с гораздо большей откровенностью оправдывает героиню. Может быть, из-за этой музыки, написанной Гаврилиным для партии Анюты – такая она по-шкатулочному хрупкая, с такой явной любовью к героине сочиненная. Молоденькая красивая девушка, купающаяся в неожиданном успехе у мужчин, нежная и драматичная в расставании с любимым студентом, шаловливая и простая в играх с отцом и братьями; смешной, похожий на кузнечика со своим пузом и расставленными длинными ногами муж Модест Алексеевич (Дмитрий Голубев - по-прежнему прекрасный характерный актер), сохраняющий несмотря ни на что какое-то «позапрошловековое» достоинство отец Петр Леонтьевич (Владимир Шачнев) – балет, эффектно оформленный, интересный нестандартной хореографией, пленяет, прежде всего, поразительной человечностью, вниманием к каждому своему герою, душевностью, как говорит об «Анюте» ассистент балетмейстера и худрук театра Кирилл Шморгонер.
 Вышло так, что новый Оперный в репертуаре этого сезона логично движется от классических форм (ультратрадиционная «Спящая») к их преодолению и развитию (кроме «Анюты», можно вспомнить перенесенный из старого репертуара рок-балет Надежды Малыгиной «Битлз навсегда!»). Так, глядишь, и до полноценного contemporary dance (почти пустующая в Самаре ниша) дойдет?
 Юрий Александров, конечно, говорил, когда ставил «Князя Игоря», что на единственном в городе музыкальном театре лежит ответственность за классические версии хрестоматийных постановок – оголтелые эксперименты хороши, когда можно перейти на другую сторону улицы и посмотреть «исходную» версию.
 Но возможен и другой угол зрения: невольному монополисту приходится работать «за себя и за того парня». Так что, чем черт не шутит, может, вслед за Комлевой и Васильевым в самарском балетном репертуаре появятся спектакли если и не Уильяма Форсайта и Иржи Киллиана (хотя почему бы и нет, работал же Форсайт у Гергиева, который теперь нашему театру тоже не чужой человек), то кого-нибудь из отечественных звезд современного танца – Татьяны Багановой, Ольги Поны или Сергея Смирнова? Готовность и у труппы, и у сцены, и у публики, похоже, есть. Теперь уже окончательно понятно, что оперный в этом сезоне славен отнюдь не только пышными интерьерами – не каждая премьера не в каждом театре ведь воодушевляет на мысли о перспективах, а не о том, что бы такое «поправить в консерватории».

 

 

Последние статьи

14 декабря
12 декабря

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3